Что нас ждет в случае победы ислама. Часть 1. “Земля покорности” и “земля войны” – рав Авром Шмулевич

Источник: http://avrom.livejournal.com/679225.html?thread=11984697&utm_source=fbsharing&utm_medium=social#t11984697

Что нас ждет в случае победы ислама
Часть первая. “Земля покорности” и “земля войны”

Безусловно, нам, евреям и израильтянам, полезно и необходимо знать, в чем ислам видит цель истории, в чем состоит, согласно исламским нормативным текстам, должный порядок вещей, идеальное политическое устройство мира.

А получить ответ на этот вопрос лучше всего из первоисточника – из самих исламских текстов.

Ислам – религия со строго определенными заповедями, нормами поведения и мировоззрения, обязательными для всех. Среди этих норм есть и предписания относительно отношений как отдельного мусульманина, так и всего исламского общества в целом с немусульманским миром, и представления о задачах исламского мира в ходе исторического процесса. Все это укладывается в стройную концепцию. Следовать этой концепции и для отдельного мусульманина, и для руководителей мусульманских государств так же обязательно, как, скажем, совершать ежедневный пятикратный намаз или поститься в месяц рамадан.

Основные ее положения заключаются в следующем:

Аллах сотворил Землю и поселил на ней людей для того, чтобы они выполняли его волю, выраженную через Мухаммеда, т.е. являлись мусульманами (это слово в переводе и значит “покорные”). При осаде Хайбара Мухаммед сформулировал это словами: “Земля принадлежит Аллаху и Посланнику Его”.

Каждый, кто не является мусульманином, не соблюдает положения Корана, не признает Мухаммеда и т.д., является “неверным” и, в принципе, занимает землю, на которой живет (а ведь это – собственность Аллаха!), незаконно, нарушает, так сказать, договор о съеме квартиры. Задача “верных”, мусульман, состоит в том, чтобы власть Аллаха была принята всем человечеством и чтобы земля вернулась, так сказать, к ее законному владельцу.

Таким образом, весь мир оказывается поделенным на две области: “Дар аль-ислам” (“земля покорности”), где обитают мусульмане, и “Дар аль-харб” (“земля войны”, “земля меча”), т.е. область, где обитают “неверные”, “харби” (“люди меча”). Само существование “Дар аль-харб” есть аномалия, и эта область должна быть освобождена от “неверных” и превращена в “Дар аль-ислам”.

Существует и промежуточная форма между “Дар аль-ислам” и “Дар аль-харб” , именуемая “Дар ас-сульх” или “Дар аль-ахд” (“земля мирного договора”). Это территории, где политическая власть в руках “неверных”, немусульман, но мусульмане находятся под защитой закона и пользуются полной политической автономией во внутриобщинных вопросах и религиозной свободой, в том числе живут согласно предписаниям шариата. Если мусульман на этой территории становится большинство или они получают политическую власть (мирным либо насильственным путем), то “Дар аль-ахд” становится “Дар аль-ислам”.

В идеале “Дар аль-ислам” должен распространиться на весь мир, все территории “Дар аль-харб” и “Дар аль-ахд” должны стать “Дар аль-ислам”. Превращение это может быть добровольным, если “неверные” по своей воле становятся “верными”, мусульманами, или попросту оставляют свои земли и на их место приходят мусульмане. Поэтому мусульмане должны всеми возможными способами распространять знания об исламе, пропагандировать свою религию. Но в том случае, если пропаганда не действует и “неверные” не хотят принять истинное учение или исчезнуть добровольно, превращение мира в “Дар аль-ислам” может быть достигнуто путем войны. Такая война называется “джихад” . Слово “джихад” переводится с арабского как “усилие” и обозначает любую деятельность, направленную на распространение ислама.

Участвовать в джихаде – священный долг каждого мусульманина, абсолютная обязанность. Участие это может выражаться не только в ведении боевых действий, но и в любой деятельности, укрепляющей стан мусульман: создании оружия, заготовке пищи и одежды, писании священных книг, обучении детей, написании компьютерных программ и т.д. Вся суть существования мусульманского общества подчинена задаче джихада. Участник джихада называется моджахедом. Моджахед, погибший на путях джихада, становится шахидом – то есть засвидетельствовавшим свою веру перед Аллахом.

Джихад – это нормальное состояние отношений между “Дар аль-ислам” и “Дар аль-харб”. “Дар аль-харб” не имеет никакого права на существование. Джихад не прекращается никогда, вплоть до окончательной победы. Всякий, кто уклоняется от него, – предатель. В теории не любой акт во вред “Дар аль-харб” оправдан и разрешен. Так, например, Коран запрещает убивать детей, калек, женщин и стариков “неверных”. Однако на практике эти ограничения не соблюдаются, и их нарушение оправдывается исламскими богословами. Так, существует множество фетв, которые разрешают убийство гражданских лиц, в том числе детей и женщин в борьбе против Израиля.

Однако между “Дар аль-ислам” и “Дар аль-харб” возможно заключение перемирия. Но, поскольку в конечном счете ислам должен распространиться на весь мир, перемирие это не может быть вечным по определению, оно должно продолжаться в соответствии с требованиями политической ситуации. Любое агрессивное действие “неверных” против ислама означает расторжение перемирия. При этом “неверным” нельзя выступать против ислама не только силой оружия, но и “словом” или какими бы то ни было путями препятствовать распространению ислама. Именно на этом положении основывается фетва, которой писатель Салман Рушди был присужден к смерти, и именно на этом основании были убиты немусульмане, критиковавшие ислам, например голландский режиссер Тео ван Гог, который был убит в центре Амстердама 2 ноября 2004г..

Если же в данный момент “харби” сильнее, то джихад состоит в том, чтобы затаиться, обмануть любыми путями бдительность “неверных”, внести, если возможно, разлад в их ряды, ослабить – и нанести неожиданно новый удар.

Земля, освобожденная от власти “неверных”, переходит в категорию “фэй” (“возвращенной”, от слова “афа’а” – вернуть) и становится собственностью всей мусульманской общины (“умма”).

Что же происходит с “неверными” при освобождении их земли? Если это язычники, то они должны или принять ислам, или быть поголовно уничтожены мусульманами.

Однако евреи, христиане и зороастрийцы (некоторые позднейшие мусульманские теологи включили в это число также буддистов и индуистов) имеют особый статус – “ахль аль-китаб”, т.е. “людей писания” или “людей книги”. Они могут существовать в “Дар аль-ислам” и не подлежат геноциду, но только в том случае, если признают над собой власть ислама. Это выражается в ряде ограничительных законов: “неверные” платят особые налоги, им запрещено носить оружие, разумеется, запрещена какая-либо политическая независимость и т.д. Соблюдение правил религии разрешено только в том случае, если оно не производится открыто и не оскорбляет чувств мусульманина. Скажем, евреям запрещено публично трубить в шофар (рог), христианам запрещен колокольный звон, кресты на зданиях церквей и т.п.

“Неверные” должны оказывать уважение мусульманам и вообще, так сказать, не “зарываться”. Например, многие исламские законоведы требуют от них вставать, когда мусульманин входит в комнату. “Зимми” запрещено подвергать Коран насмешкам или критике и искажать его текст; запрещено говорить о Мухаммеде “лживые или презрительные слова”; говорить об исламе “непочтительно и насмешливо”; им запрещено притрагиваться к мусульманской женщине, тем более пытаться жениться на ней. Мусульманин же может жениться на женщине из зимми; запрещено пытаться отвратить мусульманина от его веры, посягать на его жизнь или имущество; оказывать любую помощь врагу мусульман.

Если “неверные” соблюдают все эти условия, то они считаются подписавшими договор о покровительстве с “умма” – мусульманской общиной (договор по-арабски – “зимма”) и приобретают статус “зимми”, т.е. “находящиеся под покровительством договора”. В Оттоманской империи они назывались также “райа”. Покровительство это выражается в том, что бывшие “харби” могут продолжать жить на своей земле, мусульманам запрещено притеснять их более чем предписано, а также убивать их (хотя убийство “неверного” намного меньшее преступление, чем убийство мусульманина). Законы относительно “зимми” были окончательно сформулированы халифом Омаром ибн-аль-Хаттабом (правил в 634-644 гг.).

Вообще же немусульмане с точки зрения исламского права делятся на четыре категории: “зимми”, “му’ахид”, “мустаман”, “харби”. “Зимми” – немусульманин из “народов книги”, проживающий в “Дар аль-ислам”, на территориях под властью мусульман. Он должен платить подушную подать, “джизья”, и в этом случае находится под защитой законов ислама.

“Му’ахид” – немусульманин, между государством которого и государством мусульман действует мирное соглашение, заключенное на определенный срок или бессрочно.

“Мустаман” – немусульманин, страна которого находится в состоянии войны с мусульманами, но которому мусульмане гарантировали личную безопасность. Он может жить в “Дар аль-ислам”.

Жизнь и имущество трех вышеперечисленных категорий немусульман находятся под защитой исламского закона.

“Харби” (дословно – ‘‘участвующий в войне’’) – немусульманин, не относящийся к трем вышеуказанным категориям. Его разрешается убивать, а имущество его присваивать.

Если “зимми” нарушают наложенные на них предписания, то они считаются восставшими рабами, поднявшими бунт против Аллаха и ислама и переходят в категорию “харби”, подлежат наказанию. Убить восставшего “зимми” – святой долг мусульманина.

Особо нетерпимой является ситуация, когда земля, уже бывшая “Дар аль-ислам”, вновь отвоевывается “неверными”. Подобное есть страшная катастрофа, и освободить эту территорию, вернуть ее вновь под власть Аллаха – первейшая обязанность всех мусульман. Джихад для освобождения таких территорий ведется в первую очередь.

Все вышеизложенное есть положения, абсолютно обязательные для всех мусульман. Разницы между шиитами и суннитами в этом вопросе также не существует.

Таким образом, Израиль, Испания, Южная Италия, Балканские страны, Греция, а также Кавказ, часть России, например Поволжье и Сибирь, и большая часть Украины, в первую очередь, подлежат освобождению от оккупировавших ее, соответственно, евреев, испанцев, итальянцев, греков, русских и украинцев и возвращению в категорию “фэй”, под власть ислама. Без знания этой концепции невозможно понять многое из происходящего в современном мире.

Например, когда Басаев во время вторжения в Дагестан заявил, что целью чеченцев является “освобождение всех мусульманских земель до Волги и Дона”, то он имел в виду буквально то, что и сказал. Когда Хоттаб после ликвидации ваххабистских джамаатов в Дагестане объявил, что теперь мусульмане воюют “со всем русским народом”, то это означало, что, ликвидировав истинно мусульманскую общину, “харби”, русские совершили агрессию, подлежат наказанию и несут коллективную ответственность за содеянное.

Против того, что взрывы жилых домов в России совершили чеченцы-исламисты, приводили (в том числе и чеченская пропаганда) следующие аргументы: мол, “убийства невинных людей далеко от Кавказа совершенно бессмысленны и не оправдывают риска и усилий со стороны террористов”. Если уж убивать, так тех, кто реально вовлечен в конфликт. Но тут ведь, с точки зрения чеченских исламистов, абсолютно любой русский приобретает статус “восставшего раба”, и убить его – их обязанность.

Точно так же выглядит и террор против гражданского населения Израиля. И действительно, мусульманский террор отличается от действий террористов других религий тем, что его жертвами становятся, казалось бы, абсолютно случайные люди: детей и женщин убивают так же часто, как и военных. Но в случае восставших “зимми” особой разницы между ними и в самом деле нет.

Впрочем, 13 веков истории ислама показали, что, когда осуществление вышеизложенной концепции наталкивалось на слишком упорное сопротивление “неверных”, когда “неверные” оказывались явно сильнее последователей ислама, мусульманские правители и богословы находили возможность перевести все эти положения в область теории и не слишком усердствовали в их практическом воплощении. Но, как только представлялась реальная возможность вернуться к “силовой ипостаси” ислама – все эти “мирные” трактовки забывались и появлялись вновь лишь тогда, когда ислам терпел военное поражение и мусульманские государства оказывались под властью или под влиянием “неверных”.

Продолжение следует

Advertisements