2017.06.26 “Клятва Гиппократа или клятва Гиппопотама?”

Вообще-то наш лагерь для просителей убежища напоминает нечто среднее между психиатрическим пансионатом и облегченной тюрьмой за неизвестно какие грехи. Здесь есть настоящие душевнобольные, которые, впрочем, большей частью представлены сами себе. Периодически у них происходит обострение, их развозят по психиатрическим стационарам, потом привозят притихших обратно, но это случается редко. Местная амбулатория подбрасывает им время от времени небольшое количество каких-нибудь белых успокаивающих таблеток. Уколами не балуют, непонятно почему. Может потому, что это более дорогостоящее поддержание больного, чего европейское государство не может себе позволить? Или это особенная миссия, к которой может быть допущен медперсонал нашего лагеря только через призму приобретенного диагноза на территории только этой страны? В этом лагере есть настоящие бездомные. Бедолаги, утратившие свои дома на родине, слоняющиеся из одного угла Европы в другой, в надежде обрести хоть на время социальное жилье, придумывая страшные истории о погонях, бесчинствах и несуществующих угрозах. Есть тут женщина, то ли наркоманка, то ли изрядная поклонница Бахуса. Она ночами мечется с тихими стонами по коридору и пытается вызвать через охрану лагеря скорую помощь, но похоже наркологический диспансер – роскошь, предназначенная только для граждан Евросоюза.

Надо отметить, что с медпомощью в этом лагере все очень непросто. Оно и неудивительно. Какой медицины можно ожидать просителям убежища в то время как во всем мире медицинские корпорации прилагают изрядные усилия для того, чтобы понятие “бесплатная медицина” кануло в лету. В принципе, суть медицинской помощи здесь очень проста. Есть амбулатория, которая работает по  неведомому режиму. Неведомый режим – это когда у кого-то, что-то разболелось, и он дотащился до амбулатории, чтобы хоть таблетку обезболивающую взять, ведь на 10 евро в месяц социального обеспечения с официальным запретом на работу купить таблетки – это недосягаемое богатство. В это время больного в дверях ласково встречает уборщица или социальный сотрудник, который говорит, что надо подойти с 15:00 до 17:00. Несчастный опять появляется в 16:00 в дверях амбулатории, тогда ему заявляют, что врач или находится в административном здании, или еще чем-то занята, еще чуть позднее картина маслом: “Извините, врач уже ушла, и медсестра тоже, попробуйте придти через два дня. Ах, у вас боли усиливаются? Тогда вызывайте Скорую Помощь.” Скорую Помощь вызывать сложно. Врачи Скорой едут в наш лагерь только в критических случаях, как они сами и выразились. Видать, такая у них внутренняя инструкция. Это когда, собственно, обезболивающее больному уже и не нужно. Ему тогда уже ничего не нужно, ведь он спокойно уже переходит в другой мир. Просто жителям лагеря и охране будет как-то неудобно ходить рядом с умирающим человеком, а у некоторых еще, вдобавок, не стерто чувство сострадания, будут сами переживать, и стараться изо всех сил помочь чем могут. А ведь, чему они в этом случае могут помочь? Помочь вернуться через пару дней обратно в этот лагерь, чтобы дальше мучиться бессонными ночами от болей… Наверное, самой лучшей помощью со стороны сотрудников лагеря в такой ситуации была бы раздача обезболивающих таблеток. Помогают же нищим копеечкой у церквей, а помощь таблетками тоже помощь… Наверно тут, как-то так должно быть. Хотя, я наверно просто не работала бы охранником в подобном заведении. У меня вообще, мозг как-то по другому реагирует на все эти события сегодняшние, в мире. Никак не могу влезть в эти их стандарты, явно не по мне сшиты. А эти некоторые по настоящему жалеющие охранники,  и некоторые страждущие соседи, они еще не привыкли, или четко следуют внутреннему зову своей души? К этакому безразличному созерцанию чужих страданий, по моим наблюдениям, можно приучить лет этак за двадцать-тридцать, и все, делов-то куча!

А, если так подумать, раз уж решено, что никак не натянуть мне штаны стандартов… Тяжело как-то думается о людях, пускай немногих, в недрах вот таких вот лагерей, которые сбежали от пыток, которые чудом пробрались в Европу, и нуждаются в настоящей медицинской помощи. А тут… Нет, конечно, в местной амбулатории иногда выдают таблетки, иногда направления к специалистам. Если подождать, то можно попасть на прием к этому специалисту даже. Врач-специалист может сделать частичное обследование или выписать рецепт. Кто-то получит какую-то помощь, кто-то ничего не получит. Одно мне понятно точно – это то, что медики постараются не дать умереть, но с болями дадут помучиться. Этакая школа “Как научиться терпеть боль”. Таким образом, все приезжающие в лагерь должны усвоить этот урок как школу жизни. Вот, такая клятва Гиппо… Всем здоровья! До новых встреч!

Advertisements